Песня я зайду в знакомый ресторан наберу вина и буду пьян

«Биография Любви. Леонид Филатов» (главы из книги)

Я говорю, что хочу помыться, — ответил Филипп. — Горячая вода есть? с нарезками, бутылка коньяка, бутылка вина и бутылка шампанского. . И ты сел пьяный за руль. . Старая песня. . Думал, вернусь, буду первое время спать две недели без просыпу, Зайдешь? Или все-таки отвезти тебя?. Знакомый пейзаж. . Авторскую песню, – сдержанно отозвалась Катя. – Если уж хотите в клуб, . Моим родичам будешь тыкать в глаза образованностью. . Впрочем, в вине он ничего не смыслил и наедине с женой откровенно .. В Париже я больше учился в уличных кафе, на бульварах, в картинных. Но грустна ли веселая песня, становится ли опять весела, как ей следует быть, Я буду искать уроков пения; вероятно, найду, потому что поселюсь .. Михаил Иваныч Сторешников ужинал в каком-то моднейшем ресторане с укрепилась: позыв к вину прошел, и уж я отвыкла от пьяного обращения.

С некоторых пор тут знают мою тайну, и я всегда имею возможность выплакать им свою боль, не стесняясь. И как замечательно пьется, и льется беспечная, душевная болтовня. Домой не отпускали, да, честно говоря, и уходить не хотелось. О звонке помнила, но не уходила. Я уже знаю диалог, возмущенные вопросы и мои неряшливые объяснения. Между нами невидимый провод, который передает мне Ленино состояние, и я уже в его градусе. Сердце бухает в такт шагам или наоборот. Милое, любимое лицо, уже близкое, сердито.

И сигарета — вон как пыхает! Что ты со мной делаешь? Я вчера звонил с 10 часов, как мы договаривались. В час ночи тебя еще не было дома. И вдруг с необыкновенной легкостью во мне просыпается чудовищная обида, обида за мою неудавшуюся семейную жизнь, обида на то, что мы еще не вместе, что он в семье и через час-другой придет к себе домой и будет там не один, а я вернусь в свою холодную квартиру, где меня никто не ждет, вернусь в свое одиночество, и такая жизнь от звонка до звонка?

От встречи до встречи? Захлебываясь, окатила его своей обидой. Минут через 15—20, не сразу, но оба успокаиваемся И нет никого счастливей. Какой-то ближайший дворик приютил нас у себя, дал скамейку. Ты умеешь наносить раны, но — спасибо, Господи, за твой нам подарок, спасибо за Любовь!

И так будет в течение долгих лет, только ссоры будут тяжелей и болезненней, разрушая сердце и душу. За каждым из нас — своя правда. И одна правда никогда не победит другую. Поэтому эта, в общем-то ничтожная ссора будет скоро забыта, но забыта на время. Моя же боль и обида будут жить еще очень долго. Но были времена, когда я в очередной раз пробовала разорвать наши отношения, избегая даже случайных встреч, нагружая себя всем, чем угодно, только бы не видеть. Возможно, и он старался остудить свои чувства, но ему это удавалось хуже, а если и удавалось, то ненадолго.

Начиная с года театр стал выезжать за рубеж. Вообще, любые гастроли за границей для артистов — праздник! Как только ты сходишь с трапа самолета, тебя обволакивает совсем другой воздух, ты оказываешься будто на другой планете. Ты крутишь головой, вдыхая и запоминая запахи чужого, но, как потом окажется, гостеприимного города.

И до конца гастролей тебя не покинет радостное возбуждение. На гастролях мы почти не общались с Леней: Ну а если перед гастролями происходила ссора, мы тем более сознательно избегали встреч, каждый живя своей отдельной жизнью.

Говорилось и еще что-то обидное. Быстро, почти злорадно отмечая, что я ему небезразлична, смотрела на себя в зеркало и очень даже себе нравилась. В такие периоды он выходил из себя, видя мое хорошее, а не дай Бог!

Ну, конечно, хорошо выпили в какой-то милой компании. У меня замечательное настроение: Возвращались в гостиницу уже очень поздно, — вчетвером: Подойдя к гостинице, мы со всеми попрощались, и всю дорогу до нашего номера мой любимый выговаривал мне что-то, что меня сильно обижало. За то, что я шла не с ним, а с кем-то и мне с кем-то, а не с ним было весело?

Разве я плохо себя вела и плохо выглядела? Вино напомнило о себе и тут же продиктовало решение: Сейчас соберу все свои вещи и в ночь на улицу, пусть знает!.

столик на двоих

Зная мой авантюрный характер в таком состоянии, незаметно от меня прячет под подушку ключ. Полулежа на кровати, закрыв рукой лицо, через пальцы за мной наблюдает. Я этого не вижу.

Собрав все в сумку, гордо вытянув тело, толкаюсь в дверь. А она — заперта, и ключа в замке —. Гневный взгляд на спящего в кровати. Тихо, на цыпочках, которые уже плохо мне удаются, подхожу к кровати и почти точно угадываю место, где спрятан ключ. Протягиваю руку, — нет, не получилось: А спать уже хочется. Следующую мизансцену Леня часто потом вспоминал, шкодно меня изображая.

Просто сядем и поедем. Не бойся, мы покатаемся и вернемся. Даня как раз садился в машину. Валентина все еще была в халате и пушистых тапочках. Долго смотрела на них, повернув голову, потом споткнулась и стала громко ругаться, так, что закаркали вороны на деревьях. Даня обошел машину, взял Валентину за руку. Сейчас заплачет, подумал Даня тоскливо. Она залезла в машину.

Он дал ей сигарету. Некоторое время она сидела с незажженной сигаретой во рту и смотрела прямо перед. Даня дал ей прикурить. Валя стала его бить своими маленькими кулачками. Она быстро обмякла, откинулась на спинку и уставилась в одну точку. Даня запустил двигатель и выехал со двора. Они поехали по улице. Валя молча смотрела в окно.

Голова ее равномерно покачивалась на подголовнике. Дане хотелось остановить машину и выйти. Пойти куда глаза глядят, а ее оставить. Саша был ее сыном. Братом Дани по отцу. Очень милый, вежливый мальчик. Даня боялся с ним встречаться.

Когда это происходило, ему становилось не по. Затянулась сигаретой, которая почти уже истлела, и расплющила окурок в пепельнице. Он был в старом отцовском костюме, который несколько лет назад надевал на выпускной.

Я чай заварил как. Они пошли на кухню. Филипп налил чай в две чашки, поставил сахарницу, достал из холодильника банку варенья и тарелку с заветренными бутербродами.

Модин Валерий Анатольевич. о себе

Филипп дотронулся до лацкана пиджака. Я же в школу ходил, только что пришел. Мне позвонили из нашей школы два дня назад, чтобы я выступил. Я с похмелья. Там класс, какие-то старшеклассники сидят, завуч Меня тошнит, а эта Ну, классная моя бывшая говорит: А у ребят ни вопросов. Смотрят на меня, как на обезьяну в зоопарке. Я аж вспотел.

MUZLO STYLE

Думаю, ну его все это! Зуб еще не проходит Филипп наклонился и открыл рот. Даня заглянул ему в рот. Мама мне на завтрак делает Почему вы не надели медали? Он в запое. Он ушел в комнату. Даня положил в чашку три ложки сахара, размешал. Он сел, тут же встал, подошел к окну. Она вроде и не. А я уже в стельку. Да, мы в парке. Я в кусты отошел Филипп снова сел, взял бутерброд, повертел в руке и положил. Потом смотрю, это другая дорожка, не туда вышел.

Там какие-то придурки стали петарды взрывать, а меня спьяну накрыло, лег на землю и пополз. Ползал там два часа, пока не стемнело, весь в грязи домой пришел, кольцо еще чуть не потерял На этот вопрос я отвечал себе тысячу раз! Я был убежден, что я не такой как все, что я отличный от других, а сейчас я думаю, что я такой же как и. Я толпа, я в толпе. Потому что, если перефразировать Ницше, то получится - если долго смотреть в толпу, то она тебя поглотит.

За тот период, что я не работал над собой, наверное, так можно назвать, то когда я пишу, произошло много значимых событий, потрясших. Если я не такой как все, то я непременно опишу все. И не нужно думать увидит ли моя рукопись читателя. Нужно написать все, что задумывал, для себя, для своего же удовольствия, чтобы потом сесть и прочитать самому же себе, самого же себя - настоящего.

Может быть, мне это поможет в дальнейшем. Надо вернуть себе юмор, умение шутить над самим. Я ведь люблю рассматривать фотографии в альбомах. Почему бы ни создать литературные фотографии моей жизни, что бы потом не просто всматриваться в плоское и глянцевое изображение на фотобумаге, а заглядывать глубже в изображенные мною мысли, настроения, то есть в.

Ненавижу, вторую половину этого дня недели. Мысли уже о предстоящем выходе на работу в понедельник. А от этих мыслей становиться грустно и не уютно. Хорошо бы любимая работа! А так, идешь как на каторгу. Все те же лица, чуждые мне, производственные дела, которые делаешь, потому что надо, а не, потому что интересно, скука и однообразие, и все это в течение предстоящих пяти дней. К этому можно привыкнуть, но смириться с этим невозможно! И потому постоянный внутренний протест.

Уныние и почти отчаяние, хотя, знаю, что это грешно. В пятницу, случайно встретился с Василием. Он приехал из Киева, погостить у родителей на выходных.

Сегодня, упился до потери себя и времени. Мне, кажется, что я начинаю спиваться. Я стал мгновенно пьянеть, я перестал чувствовать момент, когда пора останавливаться. Причина не в слабом здоровье, причина в отсутствии твердой почвы под ногами и родной души. Эта почва в последнее время от меня, куда то бесследно ускользает.

Вернусь к встречи с Василием. Когда - то мы с ним дружили. Потом перестали, но это не важно. Короче говоря, Василию посчастливилось уехать жить и работать в Киев. Нашла его девушка Юля и забрала парня в столицу.

Теперь уже столичный Василий рассуждает, что ему уже давно надо было уехать в Киев. Все время, что мы выпивали, он восклицал: И если постараться, то высоко оплачиваемую работу! И не надо бояться, все намного проще! Я в свою очередь, не забывал вставлять, что если бы не Юлина жилплощадь, то он бы так и просидел здесь до конца жизни. Наверное, Васе не слишком по душе приходились мои замечания.

Он как - то кривился, супился, но нехотя соглашался. Ах, как же все таки хочется быть героем в своих глазах! Как же приятно убеждать себя и других, что это я всего сам добился, нужно только "не бояться" Зло я пишу о Ваське, нет бы, порадоваться за человека! Я превращаюсь в брюзгу и зануду. Вообще, город, в котором мне выпало "счастье" жить и работать, в последнее время все больше и больше напоминает мне резервацию или гетто.

В нем большинство людей живет, как бы временно, с мечтой вырваться из него навсегда. Но и город не прост. Это мистический город, он будет держать тебя до тех пор, пока будет в тебе нуждаться, пока ты не отработаешь на. Он может отпустить тебя, а может так и оставить при себе навсегда. Как бы мне хотелось, что бы он город отписал мне вольную! Вернувшись в этот город десять лет назад после окончания института я думал, что это продлится максимум год, два, а растянулось на почти одиннадцать лучших лет в смысле молодых и активных.

Каждый год кто - то из моих знакомых покидает этот город, а теперь уже даже младший брат стал столичным жителем. Иногда, когда я иду по этому городу, мне кажется, что я остался. Хорошо, что со мной рядом мама. Сейчас читаю Радзинского "Николай 2: Это не соизмеримо с моими переживаниями. Но, когда читал о периоде заточения Николая и семьи в Тобольске, непрестанно думал о своем заточении и одиночестве в этом городе.

Это не то о чем бы мне хотелось написать, но это бесконтрольный процесс. Сколько раз я садился с намерением записать одни мысли и всегда писал нечто противоположное задуманному. Может, это и не я пишу на самом деле, а кто - то движет мной или моей рукой? Всегда легко пишется о настоящем, о том, что волнует и что происходит в настоящий момент жизни. Стоит не много упустить время и воспроизвести мысли, события становиться намного сложнее. Об алкоголе и. Слава Богу, у меня появилась редкая возможность поупражняться в писательстве.

Как трудно бывает порой заставить себя сесть за компьютер и что - то сочинить. Иногда для этого есть все предпосылки: Что еще нужно, садись и строчи. Так нет же, вдруг наступает, какой то тупняк, стопор, сидишь и смотришь на экран монитора, куришь, а записать ничего не в состоянии, как будто парализовало. У каждого из нас найдется немало историй достойных человеческого внимания и интереса. Только многим даже на ум не приходит записать эти истории, хотя бы для своих потомков, вдруг бы им это пригодилось.

Так и уходят эти истории в вечность с их героями. Сегодня иду в ресторан, отмечать двадцатилетний юбилей отдела, в котором я работаю уже пять лет. Большим желанием видеть своих коллег я не горю. Нет, есть из них конечно люди, которые мне более приятны. Но мне хватает общения с ними и на работе.

А так придется сегодня лицезреть весь вечер этих Даунов. Впрочем, глядя на меня, они могут думать тоже самое и обо. А может они, и думать то не могут, что ж это я сгущаю краски. Самое главное, сегодня не напиться. В последнее время для меня это просто болезнь.

Пока не увижу дна, не успокоюсь. Стоп - кран не действует. По фиг все, если я начинаю пить, то я пью, а не выпиваю. Нет, конечно же, до белочки я не дотягиваю, но все зависит от случая. Причем пить я стал частенько, три, четыре дня подряд - это уже почти норма. А все почему, гадаю я? А все от безнадеги. Я потерял уверенность в.

Мечты так и не сбылись, не реализовались и я все больше прихожу к умозаключению, что ничего хорошего меня уже не ждет. Я уже не строю иллюзий и не питаюсь надеждами, а тупо живу. Мои мечты воплотили в жизнь. Но это не значит, что надо спиваться! Так что будем держать себя в руках!

А если не поможет, одену ежовые рукавицы и буду держать себя в. Странно, но я все отчетливей осознаю, что вместо того чтобы жить, я все эти годы прилежно писал черновик своей жизни. Чистовика уже не выйдет, не успею. Активных лет в запасе осталось всего ничего - 14, как это мало.

nessfimashigh.tk: Гиляровский Владимир Алексеевич. Москва и москвичи

И только к сорока годам начинаешь это ясно осознавать. До двадцати трех лет идет подготовка к реальной жизни - это младенчество, ясли, детский сад, школа, институт. Хорошо еще, когда все сошлось, и ты получил именно то образование, которое тебе необходимо и будет тобой востребовано по жизни.

И то не всегда случаются успешные попадания. А если я получил техническое образование, пусть и отличное, а по своей сути я гуманитарий, то куда мне это техническое образование приложить, разве, что к заднице. Нужно все делать вовремя, моя ошибка в том, что я все думал, еще успею, еще не время, еще не мой час. А часы бежали, а время ускользало, вот и не осталось его почти. И как миллионы человек, я иногда ловлю себя на мысли, - Эх, повернуть бы время вспять, вернуть бы лет пятнадцать я бы все сделал по-другому.

В школьные годы у меня был друг, Сэм. Девизом его жизни была фраза - нужно успеть все попробовать до армии. Под всем он подразумевал, нет так то и много, но на тот период - этого ему казалось больше чем достаточно. Поиметь как можно больше девчонок, выпить достаточное количество алкоголя, накуриться до потери памяти, попробовать наркоту - вот за этими нехитрыми желаниями и стояла крутость в понимании Сэма.

Он, всего этого добился, может даже и большего о чем мечтал. Сэм погиб рано и по глупости. Он все успел, и ушел из жизни, выполнив поставленные перед собой цели, сорвавшись с балкона пятого этажа в пьяном угаре. Сегодня, мне стукнуло 36 лет! Что, я могу сказать по этому поводу, товарищи? Только, то, что прибавился один год к моей жизни. Понятно всем, в физиологическом смысле это не очень хорошо, а вот в философском, наверное, не плохо, так как я, стал мудрее.

Впрочем, ни фига подобного, каким был таким и остался. Единственное, о чем думалось сегодня, так это, о том, что, казалось бы, чем больше лет, тем легче жить.

Это я точно ощущаю. Свой день рождения я решил провести в стенах родного дома. На работе взял отгул. Порадовало обилие телефонных звонков, не знаю, любят ли, но приятно, что помнят. Посидел за столом с главной виновницей этого события - Мамой. Выпили коньячка, закусили мясом из духового шкафа. В качестве деликатеса - размороженные креветки. На десерт - торт из магазина. Главное, что все прошло мило, уютно - по-домашнему.

А что еще надо? Так начался отчет тридцать седьмого года моей жизни. Отличный день недели и самый любимый! В субботу можно будет отоспаться. Записывать воспоминания совсем не хочется. Из настоящего времени нет ничего достойного для конспектирования. Вчера обедал в станционной столовой с Ленкой. Стоя в очереди, она поделилась со мной своими наблюдениями. Ты в эту компанию, совершенно не вписываешься. Вот, я и подумала, что видимо тяжело тебе с ними работается.

На это, я заметил, ей, что мне вообще не легко в этой жизни, хотя всем, почему - то кажется, что по ней я практически летаю, как на крыльях и счастлив до безобразия. Из книг нет ничего новенького, поэтому читаю Чейза. Читаю с удовольствием и легко засыпаю под его однообразные детективные истории. Значит не зря в студенческие годы, экономя на завтраках, обедах и ужинах, я покупал его книги по баснословным ценам. Спустя практически 12 лет, он мне пригодился на досуге.

С понедельника необходимо заняться физическими упражнениями, а то я как - то стал сильно лениться. Начну бороться с возрастом.

«Биография Любви. Леонид Филатов» (главы из книги)

Конечно, с ним бороться бесполезно, но хотя бы с его проявлениями. Сегодня поздравил Ленку с наступающими новогодними праздниками, так как она Встретимся с ней уже в году. Завтра на работу, к вечеру начнет ломать и корежить от мыслей о понедельнике.

Утром нужно будет изнасиловать собственное сознание, чтобы тело вылезло из под одеяла. Почти в бессознательном состоянии пронестись по квадратным метрам квартиры, чтобы одеться, умыться, выпить чай или кофе, выкурить первую сигарету, обуться и закрыв за собой двери выбежать на улицу. И так будет продолжаться в течение пяти будних дней.

Все они похожи друг на друга, поэтому к середине недели, не можешь понять, что же за день сегодня, Среда или Четверг. О водной стихии Не смотря на общеизвестные теории о происхождении человечества, будь то эволюция от обезьяны до гомосапиуса по Дарвину или от внеземных цивилизаций, я всегда был убежден, в том, что лично я появился из воды. Хотя все мы от. Вода всегда необъяснимо тянула меня к. Она словно гипнотизирует. Только в воде мое тело может реально расслабиться. Поэтому каждый день я набираю полную ванну воды и погружаюсь в.

Кому - то достаточно принять душ и смыв пот с грязью успокоиться. Мне же этого не достаточно. Я залегаю в водах ванны надолго, как аллигатор в Амазонке. В своем искусственном пруду я не замечаю времени, оно бежит, как вода сквозь пальцы. Это может быть час, а может и. Вода просачивается в поры моего тела. Подушечки пальцев на руках и ногах белеют, слегка распухают и чуть - чуть немеют.

В детстве я был жутким натуралистом. Море, озера, реки, пруды и все их обитатели были моей стихией. Черепахи, мальки рыб, головастики, крабы, раки, рыбы были моими немыми друзьями. Скольких из них я перетаскал в банках и целлофановых пакетах домой.

Машка Одно время у нас жила черепашка Машка. Она ползала по всей квартире, но излюбленным ее местом была газовая печка, за ней она и пряталась от моей опеки. Когда Машка выросла и стала взрослой Черепахой, было решено выпустить ее в парковое озеро. Всей семьей мы пошли даровать ей свободу.

Мне было поручено спустить Машку на воду. Стоя на берегу озера в ожидании торжественного момента, родители подсказывали мне, как правильно стать, чтобы не замочить ноги.

Я крепко держал черепаху в руках и все не хотел разжимать пальцы. На присядках я все ближе и ближе придвигался к воде. Берег был илистым и песчаным, из-под подошв моих ботинок появлялись и лопались пузырьки воды. Мой нос вдыхал сырой, слегка застоявшийся запах тины.

Машка виляла своей змеиной головкой во все стороны. Ее лапки с темными коготками барахтались в воздухе. Я положил Машку на берег, и она медленно пошла в воду, важно покачивая панцирем, как женщина бедрами. Потом она поплыла и вдруг скрылась из виду, от Машки остались лишь круги на воде. Я подошел к семье, папа обнял. Мы еще немного постояли, вглядываясь в гладь озера. А потом я начал звать свою любимицу. Родители начали вторить моему зову.

И вот мы уже хором кричим, - Машка! Праздно прогуливающиеся парочки с любопытством смотрели на. Видимо их удивляло и забавляло, что какая то ненормальная семейка хором, зовет какую - то Машку, да еще из озера. Но, самое поразительное, что Машка нас услышала! В центре озера появилась ее маленькая головка, а может и не ее вовсе, но мы были уверены, что это .